C сегодняшнего дня мы решили больше не молчать. У нас не осталось сил скрывать, с какими людьми нам приходится работать. Поэтому начинаем наш цикл постов о сотрудниках компании: кто мы и что мы, так сказать, изнутри. Шок-контент, скандальные подробности и прочие ништяки не обещаем, но будем старательно провоцировать.

Человек дня, которого мы будем разглядывать под микроскопом гласности — Надежда Лынова — наш замечательный PM и переводчик. И (вот так с ходу обещанный шок-контент) у неё нет оконченного высшего образования.

«Я дошла до диплома и… не стала его делать. Так, собственно, моя мечта делать двигатели для летательных аппаратов и осталась мечтой. Работать я пошла туда, где получилось устроиться без диплома — переводчиком на завод «Металлург», который на тот момент выкупила американская компания Alcoa. Благо, туда принимали не по бумажкам, а по умениям, и моих умений хватило.

Проработала я там 8 месяцев, а затем Alcoa, сравнив финансовые показатели своих российских заводов со своими же китайскими, решила, что как-то нерентабельно вваливать столько денег в русских. И увезла половину своих американских представителей обратно в США. Так я осталась без работы.»

На вопрос о том, почему и как Надя пришла в локализацию, она говорит, что в какой-то момент все было так плохо, что она чуть было не ушла в продавцы нижнего белья.

«Новую работу я не могла найти довольно долго. В тот год как раз грянул очередной кризис в стране, и вакансий было не разбежаться. Я отправила свое резюме в кучу переводческих бюро, получила всего два ответа “спасибо, мы добавили вас в базу”. И никакой работы. Через полгода я отчаялась настолько, что всерьез стала рассматривать перспективу продавца-консультанта в магазине элитного нижнего белья. Ну а что? Там обещали скидки сотрудникам!»

Но в итоге трусам и лифчикам повезло меньше, чем нам. Все потому, что Надя не сдавалась и таки нашла вакансию в бюро переводов. Там она из фрилансера выросла до штатного редактора.

«Игровая локализация пришла в мою жизнь не сразу. Зато когда пришла, вот тут-то все и завертелось. Никогда не забуду первые игры, которые я вычитывала. Да я всех NPC могу перечислить по именам! Оглядываясь на свои первые шаги в локализации, я порой удивляюсь, как мы вообще справились? Редактировать переводы с китайского, ни фига не понимая в китайском? Легко! Это теперь я разбираюсь, что к чему, а тогда для меня китайский был просто набором картинок. Выкинуть все теги из файлов, чтобы “удешевить” перевод? Почему бы и нет! Вот только потом нам несколько месяцев пришлось вставлять их обратно и переписывать половину текста. Много шишек было набито, всего и не перечислишь.»

И вот, минув еще пару работодателей, Надежда пришла к нам.
«Наверное, самым главным мотиватором для меня стали слова моего прошлого руководителя: “Ты, Лынова, не можешь быть начальником производства. Я не вижу в тебе руководителя”. Естественно, я не могла с этим согласиться. Я чувствовала в себе опыт, силы и желание делать процесс локализации таким, каким я хочу и считаю правильным. Какие инструменты использовать, как наладить взаимодействие в команде, как мотивировать людей, в конце концов! Ведь локализация — это творческий процесс, поэтому тут простых людей нет. К каждому надо свой особый ключик подбирать.

В общем, я была не согласна с текущим порядком вещей, поэтому ушла туда, где мне позволено было расти и развиваться. Делать свой отдел производства с преферансом и поэтессами, как говорится. О чем ни капли не жалею.

Сейчас под моим началом 4 редактора, 1 HR-менеджер, 7 менеджеров проектов, плюс менеджер по маркетингу и руководитель отдела продаж. Итого 14 человек. И система работает! Наверное, это и есть мое самое большое достижение — что я своим приходом не потянула Инлинго на дно, а помогла стать больше, сильнее и зубастее в океане конкурентов 🙂 »